Новости блога

Добавлены странички "Нарисуйте сказку!", "Первые шаги ФГОС"

понедельник, 29 июня 2015 г.

Синдром дефицита внимания при гиперактивности

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ВОСПИТАНИЯ РЕБЕНКА С СДВГ В СЕМЬЕ

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью — это не проблема воспитания, но среда окружения
оказывает большое влияние на развитие симптоматики СДВГ. Нарушение сна, двигательная и речевая
активность, импульсивные поступки детей — все это может провоцировать не только нарушение детско-
родительских отношений в семье, где есть ребенок с СДВГ, но и конфликты между супругами, разводы,
депрессии матерей. Кроме того, уставшие родители, которых окружающие обвиняют в неумении
воспитывать ребенка, не обладающие к тому же информацией об особенностях взаимодействия с детьми с
СДВГ, очень часто прибегают к физическим наказаниям, к вербальной агрессии (оскорблениям), что не
может не усугубить симптомов заболевания.
В расширенных семьях в конфликт вовлекаются и другие члены семьи: бабушки, дедушки, братья и
сестры ребенка, соседи и др. В центре ситуации находится ребенок, но его проблемы напрямую и
опосредованно должны решать родители.

 Родители ребенка с СДВГ находятся в постоянном состоянии стресса, а
поскольку ребенок гиперчувст-вителен, то и он тоже страдает от этого. Все это говорит о необходимости
информирования родителей о физиологических особенностях детей с данным диагнозом, о способах
реагирования на неадекватные поступки ребенка. Кроме того, важно помочь родителям осознать проблему,
перестать винить себя и научиться эффективным способам взаимодействия с ребенком.
Гетерогенность проявлений СДВГ зачастую вводит в заблуждение не только родителей, но и специалистов,
работающих с детьми и подростками с данным синдромом. Поскольку существует несколько
Рис. 4. Взаимодействие гиперактивного ребенка в семье
категорий гиперактивных детей, то и проявления заболевания в разных случаях могут быть
разными. Так, иногда родителей, пришедших к психологу или врачу, больше всего беспокоит
дефицит внимания ребенка, который вследствие этого имеет стойкие проблемы с обучением.
Другие родители, особенно если ребенок — дошкольник, обеспокоены чрезмерной
подвижностью сына или дочери. Именно поэтому психолог, консультирующий родителей и
ребенка с СДВГ, должен иметь в виду, что в каждой конкретной семье могут возникать
трудности, не похожие на проблемы в другом случае. Характер и масштаб трудностей
обусловлен серьезностью синдрома у конкретного ребенка, наличием сопутствующих
состояний (о них мы писали в главе 1), от особенностей его семьи и требований,
предъявляемых к ребенку. Все это затрудняет работу не только психолога, но зачастую создает
проблемы и при постановке диагноза врачом.
Однако существуют и некоторые схожие проблемы, проявляющиеся во многих семьях. И одна
из них — особенности взаимодействия как между родителями с ребенком, имеющим этот
диагноз, так и между этим ребенком и его братьями и сестрами. Причем разрушительный
характер действий ребенка с СДВГ в семье зачастую приводит к тому, что психолог вынужден
оказывать психотерапевтическую помощь не только самому ребенку с СДВГ, но и близким
ему людям. Часто родители обращаются с вопросами, как им реагировать на различные
поведенческие проявления сына или дочки, имеющих диагноз СДВГ, на их эмоциональные
вспышки; как восстановить силы после очередной «бури» в доме; как стать «буфером» между
гиперактивным ребенком и другими членами семьи.
Для того чтобы научиться регулировать отношения в семье и собственное состояние, следует
осознать и понять природу СДВГ и особенности поведения ребенка.
Прежде всего, не все родители сразу верят в поставленный их ребенку диагноз и в то, что
причиной неадекватного поведения их ребенка являются физиологические особенности
ребенка, а не непослушание и упрямство. В этом случае они пытаются сделать ребенка
удобным, «причесать» его под общепринятые каноны с помощью дисциплинарных
воздействий.
Многие родители, особенно мамы, испытывают постоянное чувство вины за то, что их ребенок
не умеет, по выражению родственников и знакомых, «прилично вести себя». Как правило,
родителям приходится в течение одного дня выслушивать неоднократные критические
замечания в адрес их далеко не ангельских детей. В детском саду, в школе, в транспорте,
магазинах и поликлиниках всегда найдутся «доброжелатели», которые, осудив
«неуправляемого» ребенка и его родителей, не умеющих воспитывать, тут же дадут множество
рецептов по улучшению ситуации. И многие отчаявшиеся, разуверившиеся в своих
педагогических способностях родители, движимые чувством безысходности, начинают
следовать советам «доброжелателей». Случается, что ситуация на время улучшается, однако
ценой этого становится, как правило, ухудшение эмоционального контакта между мамой и
ребенком, столь необходимого обоим.
Если родители находятся в состоянии стресса, чувствуют вину, безысходность, отчаяние,
необходимо найти в их окружении людей, которые окажут им помощь, как физическую, так и
моральную. В противном случае многим мамам (а именно на них обрушивается весь груз
проблемы) грозит состояние депрессии и требуется медицинская помощь. Иногда мамы,
измученные физически задень (ведь они должны уследить за ребенком, выполнить все
домашние дела и уладить все возникшие конфликты ребенка с СДВГ и окружающих) к не
высыпающиеся по ночам (дети с СДВГ часто мало и беспокойно спят), вечером не в состоянии
сдерживать свои эмоции. И тогда и вечерние часы вместо атмосферы семейного благополучия
царит хаос, крик и ссоры. Именно поэтому к воспитанию гиперактивных детей столь важно
привлекать пап, которые могут оказать поддержку (как моральную, так физическую) маме и
наладить контакт с сыном или дочкой. Кроме того, специалисты отмечают, что дети с СДВГ
ведут себя гораздо спокойнее при взаимодействии именно с папами. В группу поддержки
могут входить и бабушки и дедушки, но только при условии, что они будут поддерживать
выработанные в семье правила и законы. Однако очень часто именно бабушки и дедушки
становятся первыми «жертвами» детей и особенно подростков с СДВГ. Будучи излишне
мягкими, они позволяют внукам манипулировать собой. А проявляя немотивированную
жесткость, вызванную непониманием особенностей детей с данным диагнозом, а иногда
неприятием стиля жизни современных детей и подростков вообще, они могут вызвать
агрессивные вспышки и протест со стороны «неудобных» внуков. Поэтому в семьях, имеющих
детей с СДВГ, очень важно информировать всех членов семьи об особенностях заболевания и
вырабатывать единую линию воспитания, реагирования на те или иные поступки ребенка. И
родители, и бабушки, и дедушки должны понимать, что ребенок с СДВГ требует особого под-
хода. И даже если какой-либо удачный воспитательный прием успешно срабатывал со всеми
остальными детьми или внуками, он может быть совершенно неприемлем в случае с ребенком
с данным синдромом. Поэтому в каждом конкретном случае в зависимости от тяжести
заболевания, наличия сопутствующих состояний, взрослые снова и снова вынуждены искать
новый, порой совсем не похожий на предыдущий, способ решения проблемы.
Последовательность, отсутствие обвинений в адрес ребенка, принятие и понимание его — все
это необходимо, если в семье есть ребенок с СДВГ.
Для того чтобы научить ребенка «хорошим» манерам и приемлемому поведению, в семье
необходимо разработать систему поощрений.
Все поощрения, которые обычно используют в работе с гиперактивными детьми, можно
разделить на две группы: одномоментные и кумулятивные. Схематично это можно изобразить
так, как показано на рис. 5.
К одномоментным поощрениям относятся те, которые не связаны друг с другом. Они могут
быть использованы один раз или несколько, но без определенной системы. Одномоментные
поощрения, в свою очередь, можно разделить на весомые и легкие. Весомые — это такие, как,
например, деньги, любимые продукты питания, особые привилегии и т. д. К легким относятся
похвала, одобрение и т. д. (Green Ch., Chee С, 1997).
Кумулятивные — это те, которые действуют на протяжении длительного периода времени. Их
использование подчиняется накопительному принципу: например, ребенок каждый раз
получает жетон за хорошее поведение. Впоследствии он может обменять эти жетоны на что-то
другое.
Если одномоментные поощрения использовать слишком часто, ребенок привыкает к ним и
теряет интерес или, напротив, привыкает настолько, что отказывается делать что-либо, если
родители не обещают ему вознаграждение (например, деньги). В таких случаях кумулятивные
поощрения будут действенными и эффективными.
Очень часто даже в семьях, где психолог работал со всеми взрослыми членами, возникают
проблемы, связанные со взаимоотношениями гиперактивного ребенка с братьями и сестрами.
Как правило, сиблинги страдают от присутствия ребенка с СДВГ как дома, так и в детском
саду и школе. Дома их прежде всего не устраивает то, что родители зачастую позволяют
ребенку с СДВГ больше, чем им самим. В общественных местах им становится неудобно за
замечания, которые сыпятся на их голову из-за неуправляемого поведения брата или сестры. И
особенно травмирующим становятся постоянные жалобы администрации школы или
учителей, адресованные старшему брату или сестре ребенка с СДВГ. Поскольку зачастую
родители стараются как можно реже появляться в школе, педагоги считают своим долгом
воздействовать на старших детей, которым вменяется в обязанность следить за
посещаемостью ребенка с СДВГ школы (иными словами, они должны каждое утро приводить
его за руку в школу и контролировать его поведение на переменах), помогать ему выполнять
домашние задания (а иногда выполнять задание вместо ребенка). Все это налагает особую
ответственность на старшего брага или сестру и иногда вызывает справедливый протест,
поскольку ребенок, пусть даже и старшеклассник, не обязан выполнять контролирующие
функции родителей. Именно поэтому взрослые должны беседовать с детьми, объясняя им
границы возможной помощи брату или сестре с СДВГ и обучая способам противостояния
давлению окружающих.
Если же проблемы сиблингов связаны в основном с взаимодействием между ними дома, то
братьев и сестер ребенка с СДВГ надо обучать способам общения, не провоцирующим
нежелательные вспышки, методам конструктивного решения конфликтов. Кроме того, если
родителям приходится проводить очень много времени с ребенком с СДВГ (что совершенно
необходимо и неизбежно), это не значит, что остальные дети в семье должны быть лишены их
внимания и заботы. Родителям обязательно надо найти время, чтобы посидеть, поговорить с
каждым ребенком в семье отдельно, не отвлекаясь даже на самые неотложные дела и звонки.
Сиблинги должны быть уверены, что нужны маме и папе, что их любят, но обстоятельства не
позволяют родителям уделять им больше времени. Чтобы уделить такое внимание всем детям,
родители часто разделяют обязанности: например, папа делает уроки с СДВГ-ребенком, а
мама в это время играет или беседует с другим ребенком. Причем этому необходимо
следовать, даже если не все домашние дела выполнены, в противном случае отсутствие
эмоционального контакта, взаимопонимания между родителями и детьми, лишенными их
безраздельного внимания, может повлечь за собой многочисленные конфликты и трудности,
когда дети вступят в подростковый возраст.
Если сестры и братья постоянно жалуются, что ребенок с СДВГ мешает им играть, делать
уроки, смотреть телевизор, родителям на семейном совете желательно ввести несколько
четких правил о том, какое поведение является допустимым, а какое — нет..
Если ребенок в дальнейшем демонстрирует желаемое поведение, он заслуживает поощрения,
если поступает неадекватно — его наказывают заранее оговоренным способом (запрещают
смотреть телепередачу, играть вместе с другими детьми и т. д.).
В случае если гиперактивный ребенок нанес ущерб брату или сестре (сломал игрушку, порвал
книгу и др.). Кристофер Грин и Кит Чи (Green Ch., Chee С, 1997) советуют возместить убыток
из карманных денег ребенка. Авторы предлагают при наличии ребенка с СДВГ в семье,
который часто нарушает личное пространство сиблингов, не провоцировать вторжения на их
территорию, а закрывать комнату или ящик с личными вещами на ключ. А если ребенок ме-
шает брату или сестре выполнять домашние задания, одним из главных и обязательных правил
в семье должен стать жесткий запрет на подобное поведение. С. Грин и К. Чи считают, что
подобные действия родителей защитят сиблингов и помогут им чувствовать себя любимыми и
нужными в семье.
Чтобы сформировать в семье положительную эмоциональную атмосферу, в которой и
ребенку, и окружающим его близким было комфортно, желательно выполнять ряд условий.
Прежде всего, все взрослые в семье должны договориться между собой и выработать
единодушный подход к воспитанию. В противном случае ребенок будет манипулировать
окружающими. Вырабатывая единодушный подход к воспитанию ребенка, все члены семьи
встанут перед выбором: с чего начать. Очень важно выбрать из обилия проблем, связанных с
ребенком, одну — самую актуальную, без решения которой трудно жить дальше, и решать на
первых этапах надо только одну эту проблему. Только справившись с ней, можно переходить
к решению следующей, которая носит такой же конкретный характер.
Следующее условие — наличие определенных семейных правил, которые принимаются на
семейном совете, а если ребенок еще совсем мал, о них просто сообщается ему. Так, ребенок
твердо должен знать, что можно, а чего нельзя делать дома. Запретов должно быть не очень
много, но соблюдаться они должны обязательно. Если сын или дочь достигли подросткового
возраста, желательно составить вместе с ним «Права и обязанности членов семьи». Подростки
с удовольствием участвуют в такой работе, в результате которой они не только получают
определенную степень свободы, но приучаются нести ответственность за свои поступки.
Данный метод, хоть и является эффективным, далеко не всегда приветствуется родителями,
поскольку им тоже приходится выполнять определенные обязательства. От того, насколько
исполнительны будут они сами, зависит и исполнительность их детей. Впрочем, и в семьях с
детьми-дошкольниками (и младшими школьниками) сила примера родителей тоже является
одним из сильнейших факторов воздействия на ребенка.
Непременным условием выполнения ребенком семейных правил становится
последовательность их реализации. Если это условие нарушается, ребенок начинает
манипулировать взрослыми, старается почаще «забывать» о своих обязанностях. С. Грин и К.
Чи отмечают, Что гиперактивные дети, как только получают новый запрет, тут же
придумывают, как его обойти, и непоследовательность взрослых облегчает им поиск
обходных путей.
При взаимодействии с детьми и подростками с СДВГ зачастую бывает необходимо
контролировать их действия гораздо дольше, чем с другими детьми, поскольку у них
отмечаются нарушения в блоке программирования, регуляции и контроля, они не могут
поэтапно строить свою деятельность и прогнозировать поступки. Например, ребенок-
первоклассник, не имеющий данного диагноза, достаточно быстро научается структурировать
время и пространство при выполнении домашних заданий, и уже через несколько недель он не
нуждается в помощи взрослых (мы не рассматриваем случаи гиперопеки, где сами родители не
готовы отдать ответственность ребенку). Ребенку же с СДВГ иногда помощь взрослого
требуется на протяжении более длительного периода. А если не проводятся медицинские и
психолого-педагогические мероприятия, контроль в некоторых случаях приходится
осуществлять на протяжении всего периода обучения в школе. Стоит заметить, что подобный
контроль не означает полной передачи ответственности взрослому за выполнение домашних
заданий, а предполагает лишь необходимую в конкретном случае помощь, которая постепенно
становится все меньше и меньше. Кроме того, контроль должен осуществляться в
доброжелательной форме, и ни в коем случае — не как наказание или уничижительное
воздействие.
Зачастую родители детей с СДВГ, приступая к каким-либо занятиям с ними, очень быстро
сами теряют спокойствие, поскольку в силу незрелости абстрактного мышления сына или
дочки приходится тратить много времени на то, чтобы объяснить ребенку на первый взгляд
простые вещи. В связи с этим одним из важнейших условий взаимопонимания с ребенком и
благоприятных отношений в семье является умение родителей владеть собственными
эмоциями и чувствами. Особенно важно научиться справляться со своим гневом, тревогой,
неуверенностью. Находясь под влиянием этих и многих других чувств, взрослые начинают
использовать деструктивные паттерны поведения и забывают о «золотых» правилах
эффективного общения с гиперактивным ребенком. Причем родители должны уметь
контролировать не только негативные, но и позитивные эмоции, особенно если ребенок в это
время выполняет или готовится выполнять какое-либо учебное задание. Тон занимающегося с
ним взрослого должен носить нейтральный характер.
Период начала систематического обучения ребенка зачастую становится и началом нарушения
взаимопонимания между ними, так как 6—7 лет — это критический возраст, когда
симптоматика СДВГ усиливается в связи с увеличением интеллектуальной, эмоциональ ной
нагрузки. В этот период ужесточаются и требования взрослых к ребенку. Как правило, именно
в 6—7 лет речевая регуляция должна сменять эмоциональную регуляцию поведения ребенка,
но дети с СДВГ пока еще не могут «поспеть» за своими сверстниками, что зачастую вызывает
волну раздражения взрослых. Если родители к тому же сами готовят ребенка к школе, то такая
подготовка нередко выливается во взаимные муки, слезы, упреки и раздражение. Многие
родители предпочитают поэтому отдать ребенка на подготовительные курсы, к сожалению,
далеко не всегда согласовав физиологические возможности дошкольника с предстоящей
учебной нагрузкой.
Умение владеть собственными эмоциями столь же необходимо родителям и при
взаимодействии с подростками, вспыльчивыми и ранимыми. К сожалению, неумение (или
нежелание) взрослого контролировать свои слова и поступки очень часто становится
причиной семейных ссор и неприятия точек зрения друг другом (подростком и родителем).
Результатом же подобного конфликта, который может быть вызван самым незначительным
поводом, может стать импульсивное решение подростка уйти из дома или «назло» родителям
покурить, выпить вина и т. п.
Управляя собственными эмоциями, родители своим примером показывают ребенку
конструктивные способы решения конфликтов, если же взрослые сами подвержены
неконтролируемым вспышкам негативных эмоций, ребенок будет воспринимать это как норму
поведения. А поскольку гиперактивным детям очень часто свойственно агрессивное
поведение, одним из элементов их воспитания должно стать обучение их способам
справляться с гневом. Бывает, что гневной реакцией ребенок (и особенно подросток) отвечает
на замечание, запрет, требование взрослого. Поэтому так важно при общении с им-
пульсивными и склонными к агрессивности детьми тщательно продумывать и вербальную
сторону, и тон высказываний. Многим детям присуща предвзятая атрибуция враждебности,
они ожидают опасность от любого вмешательства со стороны взрослых или сверстников, по-
скольку уверены во враждебном отношении к себе с их стороны. По-этому лучше не делать
резких замечаний, не начинать обращение к ребенку с категоричных запретов, со слов «нет»,
«нельзя».
Чтобы предотвратить вспышки гнева и усиление симптоматики СДВГ, родители, анализируя
ситуации, происходившие ранее неоднократно, могут избегать некоторых из них. Например,
если шумные праздники или большие нагрузки (как физические, так и интеллектуальные)
зачастую заканчиваются истерикой, слезами и криками, можно заменить эти мероприятия
более безобидными. Имея информацию об импульсивности детей и подростков с СДВГ,
можно предотвратить и такую неприятность, как воровство. Оставленные на видном месте
деньги (или другие ценности) могут привлечь ребенка, который, поддавшись импульсу, может
их взять. В подростковом возрасте спровоцировать импульсивный акт и дальнейшее нежела-
тельное поведение могут оставленные на видном месте ключи от машины, на которой
подростку вдруг захочется покататься.
Избежать вспышки гнева при введении очередного запрета или при прерывании интересного
занятия поможет предоставление ребенку выбора, но в четко ограниченных рамках. Например,
если подросток настаивает на покупке дорогой гитары, родители могут сказать, что не в
состоянии купить этот инструмент, но сын или дочь могут выбрать из двух других
предложений: поездка на фестиваль авторской песни или поездка с родителями в Финляндию.
Любому ребенку, а ребенку с СДВГ особенно, трудно внезапно прервать интересную для него
деятельность. Поэтому, если родители знают, что времени недостаточно, лучше эту
деятельность запретить вовсе (в мягкой, некатегоричной форме), чем прерывать ее внезапно.
Если же ребенок уже приступил к ней (игра на компьютере, прогулка, просмотр
телепередачи), лучше заранее договориться, что через определенный промежуток времени (его
надо четко оговорить) ребенку придется оторваться от нее. Причем за 8—10 минут можно
предупредить, сколько осталось времени, за 3—5 минут напомнить о скором окончании срока
действия договора. Если ребенок тем не менее не может удержаться от упреков и обвинений в
адрес родителей, можно воспользоваться будильником или таймером, который, прозвонив в
назначенное время, предотвратит нежелательную эмоциональную вспышку.
Каким бы послушным ни был ребенок, в его жизни случаются ситуации, когда он поступает
совсем не так, как ждут от него взрослые, как он обещал вести себя. Тогда многие родители
требуют от него, чтобы он немедленно попросил прощения. Общаясь с гиперактивными
детьми, лучше избегать таких требований. Во-первых, резкое требование уже само по себе
может вызвать протест у ребенка, Во-вторых, он может даже не понимать, что именно сделал
не так, и попросит прощения просто из-за хорошего к вам отношения или чтобы избежать
длинных нотаций и наказания. В-третьих, он с лег-костью пообещает родителям вести себя
хорошо, но вряд ли представляет, что это такое — вести себя «хорошо». Поэтому в
следующий раз, когда он вновь допустит оплошность, он тут же осознает, что он — плохой:
обещал, но не выполнил обещания. А значит, раз уж он все равно не выполнил обещания и
«плохой» — родители все равно разочаровались в нем, теперь можно не стараться соответст-
вовать их ожиданиям (поскольку это невозможно).
Иногда про детей с СДВГ говорят, что это дети «с моторчиком», потому что они постоянно
находятся в движении, их одолевает множество проектов. Поскольку некоторые идеи детей и
подростков могут носить разрушительный характер, взрослые могут воспользоваться законом
канализации, то есть направить энергию ребенка в нужный канал, в полезное русло: записать
ребенка в спортивную секцию, включить его в соревнования с папой по количеству распи-
ленных (сложенных в поленницу, если ребенок мал) дров, пробежать с ним вокруг дома и т. д.
Однако многие родители заблуждаются, думая, что ребенок, постоянно двигаясь и требуя все
новой деятельности, никогда не устает. Конечно же, устает, причем до такой степени, что сам
уже не может остановиться и даже вечером, переполненный информацией и эмоциями, он
подчас долго не может уснуть. Именно поэтому такому ребенку столь необходим четкий
режим дня: время приема пищи, выполнения домашних заданий, сна должно быть
постоянным. Ребенка следует оберегать от утомления, которое приводит к снижению
самоконтроля. Перед сном полезным будет легкий массаж, которому могут обучиться мама
или папа и который поможет снизить накопившееся за день мышечное и эмоциональное
напряжение.
Перечисленные выше и многие другие способы взаимодействия с ребенком с СДВГ окажутся
полезными и эффективными только в том случае, если ребенок доверяет родителям, уверен в
их любви. В противном случае все действия взрослых, их просьбы и требования он будет
принимать «в штыки». Поэтому одно из важнейших условий эффективного взаимодействия с
ребенком — принятие ребенка таким, какой он есть, и эмоциональное тепло и забота. Ребенку
с СДВГ особенно необходимо внимание родителей. Но не то внимание, которое, на их взгляд,
они ему уделяют, занимаясь прописями, обучением чтению или морализацией. Лучше просто
посидеть с ребенком, обняв его, пошептаться с ним, поделиться секретами. Причем такое
внимание требуется не только маленьким детям. Зачастую и подростки, ершистые и
неуправляемые, остро нуждаются в таком проявлении чувств со стороны родителей.
Как было сказано выше, одним из кризисных периодов, провоцирующих проявление
гиперактивности, может стать период подго товки ребенка к школе и начала систематического
обучения, когда интеллектуальная и эмоциональная нагрузка на ребенка многократно (и часто
необоснованно) возрастает. Кроме того, положение усугубляется тем, что современные
родители, подчиняясь стремительному ритму нашего времени, торопятся дать ребенку как
можно быстрее и полнее все, что возможно, в том числе и образование, что ведет за собой
«омоложение» возраста первоклассника. И хотя родители имеют право отдавать ребенка в
школу от шести с половиной до восьми лет, они все же стремятся сделать это как можно
раньше. И если достаточно часто даже обычные дети бывают психологически,
физиологически не готовы к обучению, то в случае с гиперактивными детьми такая ситуация
возникает гораздо чаще: ребенок в силу своих физиологических особенностей не умеет пока
контролировать свое поведение, длительное время удерживать внимание. Но это не значит,
что так будет всегда: в случае внимательного отношения взрослых, учитывающих особенности
ребенка и дающих ему время для формирования пока еще недостаточно сформированных
мозговых структур, ребенок догонит своих сверстников и уже через полгода-год сможет
начать систематическое обучение.
Однако, как показывает практика, родители не хотят отсрочить момент поступления ребенка в
школу, объясняя это тем, что ребенок очень умный, он уже считает до тысячи, решает задачи
за второй класс, пишет диктанты. И через год ему будет неинтересно в первом классе. А если
речь идет о мальчике, папы и мамы в один голос требуют принять ребенка в школу именно
сейчас, мотивируя свое требование тем, что у ребенка после 11 -го класса должна быть
возможность попытаться поступить в вуз дважды. Но, к сожалению, забота родителей, рас-
пространяясь на такой длительный период (на все 11 лет обучения), не может помочь ребенку
преодолеть самые первые трудности, возникающие на его пути не через 11 лет, а уже в
начальной школе.
Для гиперактивного ребенка может оказаться непосильным выполнение даже таких
элементарных школьных требований, как необходимость сидеть в течение 45 минут спокойно
и выполнять учебные задания (а у гиперактивного ребенка уже через 8—10 минут наступает
утомление и ослабевает внимание, необходимое для эффективного обучения), отвечать на
уроке только по просьбе учителя, дожидаться своей очереди в столовой и многие другие.
Поэтому и проблемы возникают гораздо раньше, чем при поступлении ребенка в институт, как
предполагают родители. Более того, по статистике, приводимой И. П. Брязгуновым, только
15% гиперактивных детей оканчивают
школу (среди обычных детей — 50%). Вот почему, собираясь отдать ребенка в школу,
желательно посоветоваться с психологом, который сможет профессионально оценить степень
интеллектуальной и психологической готовности ребенка к обучению и поможет, опираясь на
особенности ребенка, выбрать программу обучения.
Специалисты считают, что, даже став взрослыми, бывшие гиперактивные дети, хотя их
двигательная активность, конечно, станет гораздо ниже, все же будут проявлять
импульсивность и дефицит активного внимания. Многие современные родители иногда еще до
рождения ребенка выбирают ему профессию, например связывая свои ожидания с тем, что
ребенок станет юристом, бухгалтером, дипломатом и т. д. Однако трудно себе представить,
что гиперактивному ребенку, даже когда он станет взрослым, доставит удовольствие сидеть
часами, перебирая бумаги или сверяя колонки цифр. Поэтому мамам и папам гиперактивных
детей, понявшим особенности ребенка и приняв его таким, какой он есть, желательно
задуматься о выборе такой профессии, в которой особенности детей могут восприниматься как
достижения. Например, если ребенок чрезмерно импульсивен, можно выбрать для него
профессию, в которой необходимо мгновенно принимать решения, профессию, связанную с
экстремальными условиями: пожарный, медсестра бригады «Скорая помощь» и др.
Однако, даже выбрав будущую профессию (надеемся, с участием самого ребенка), на пороге
поступления в школу важнее задуматься
о тех последствиях, которые могут возникнуть из-за несвоевремен
ного начала обучения уже в ближайшее время, а не через 10—11 лет.
Гиперактивные дети очень энергичны, подвижны и деятельны. Они не могут усидеть на месте,
не могут долго ждать. Они любят бегать по комнате, задевая предметы и роняя их на пол,
сбивая на ходу членов семьи, которые могут встретиться на их пути. В группе детского сада
они толкают сверстников, мешают им играть, тем самым вовлекая их в конфликтные
ситуации. За обедом или завтраком эти дети часто разливают суп или молоко, роняют ложку
на пол, пьют сначала компот, а потом вспоминают, что не доели вкусную кашу или котлету.
Часто они отличаются плохой координацией или недоста-||>чным мышечным контролем.
Воспитание гиперактивного ребенка — дело нелегкое. Р. Кэмпбелл
считает, что многие родители допускают три основные ошибки:
большую часть своего внимания они уделяют не общению с ребенком, а присмотру за ним,
поучению и наставлениям;
недостаточно тверды в воспитании и не всегда осуществляют контроль над его поведением;
□ не воспитывают в детях навыки управления гневом.
Чтобы избежать этих ошибок, родителям следует чаще общаться с ребенком в доверительной
обстановке, играть вместе с ним в его детские игры, проявлять внимание к его проблемам и
интересам, быть последовательным в своих запретах, учить ребенка справляться со своим
гневом. Для того чтобы лучше понять, что такое гнев и как протекает его вспышка, давайте
обратимся к схематичному изображению основных стадий вспышки гнева. Г. М. Бриквелл
изображает это так (рис.6).
Первая фаза (I) — фаза запуска или внешнего/внутреннего стимула. Эти стимулы,
провокаторы вспышки гнева могут быть самыми разнообразными — несправедливо сделанное
замечание, окрик, внезапная боль после того, как ребенок стукнулся обо что-нибудь, и т. д. На
этой фазе мы не всегда можем предугадать, что произойдет дальше: разозлится ребенок или
сможет быстро переключиться на что-либо другое. Это та фаза, когда мы можем
предотвратить вспышку гнева, отвлечь ребенка, направить его энергию в нужное русло или,
что очень важно, научить его справляться со своими плохими эмоциями.
Вторая фаза (II) — фаза обострения. Кривая гнева начинает подниматься вверх. Это время,
когда тело физиологически готовит себя к предстоящему сражению: повышается уровень
адреналина, напрягаются мышцы, учащаются дыхание и пульс. Но все же на этой стадии,
особенно на начальном ее этапе, мы еще можем предотвратить предстоящую вспышку. И если
мы не остановим нарастающий поток
гнева на этой стадии, то придется ждать, пока не закончится третья фаза — фаза кризиса.
Третья фаза (III) — фаза кризиса, пик гнева. Ребенок начинает кричать, топать ногами,
ругаться и т. д. У всех детей это проявляется по-разному. Ребенок же не слышит нас, не
понимает наших просьб, упреков, призывов или требований. Читать нотации бесполезно.
Единственное, что мы можем сделать, — это следить за безопасностью ребенка и его
окружения.
Следующая фаза (IV) — фаза плато или спада гнева. Эта фаза протекает по-разному у разных
детей. Кому-то присущи отдельные дополнительные вспышки, у кого-то гнев идет на спад.
Последняя фаза (V) — фаза депрессии, которая может наступить после кризиса. Теперь мы
снова можем разговаривать с ребенком, и возможно, он нас услышит.
Чтобы научить ребенка справляться со своим гневом, лучше владеть собой, на стадиях I и II
мы можем давать ему инструкции: «Успокой
ся»; «Расслабься»; «Сядь в кресло и посиди пять минут»; «Сделай несколько глубоких вдохов»
и т. д. Позже ребенок будет сам прибегать к этим и другим эффективным способам управления
гневом.
В моменты вспышек гнева ребенка взрослым следует научиться управлять собой, с тем чтобы
разрешать конфликтные ситуации и извлекать из них пользу. Авторы книги «Управление
гневом» (Fau-pel A., Herrick E., Sharp P., Anger Management, 1988, London) предлагают
родителям запомнить следующие эффективные и неэффективные образцы взаимодействия в
ребенком в тот момент, когда он находится в состоянии гнева.
Эффективные образцы взаимодействия:
□ дать, пока ребенок успокоится;
□ выслушать доводы ребенка с должным вниманием, даже если взрослый с ними не
согласен;
□ выразить свои чувства ясно и спокойно;
□ предложить ребенку готовое решение более эффективного выхода из сложившейся
ситуации.
Неэффективные образцы взаимодействия:
□ обвинять ребенка;
□ унижать его и высмеивать его доводы;
□ переходить в оппозицию;
□ преувеличивать то, что произошло.
В качестве одной из технологий обучения ребенка выражению своего гнева в вежливой форме
можно предложить «Лестницу гнева» Р. Кэмпбелла (1997) (рис: 7). На нижней ступеньке этой
лестницы расположена одна из самых незрелых форм агрессивного поведения — пассивная
агрессия, которая представляет собой скрытый, утонченный способ манипулирования людьми
с целью добиться определенного результата.
Для того чтобы помочь ребенку избавиться от пассивно-агрессивной формы поведения,
следует научить его открыто выражать свой гнев другими словами, в минуты гнева дать ему
возможность высказать все, что он считает нужным. На первых порах выражение гнева, скорее
всего, будет проходить в грубой форме: в виде оскорблений, обвинений и использования
нецензурных слов. Но тем не менее такое поведение будет значительным шагом вперед по
сравнению с проявлением пассивной агрессии. «Чем больше гнева выплеснется в словах, тем
меньше его останется, чтобы проявиться потом через ложь, воровство, секс, наркотики и все
другие образцы столь распространенного сегодня пассивно-агрессивного поведения» (Кэмп-
белл Р.,1997).
После того как ребенок начнет выражать свой гнев в вербальной форме (прямо и открыто),
взрослый может обучить его выражению гнева в приемлемой форме. Он спокойно
выслушивает ребенка и говорит ему, что понимает его чувства, но просит объяснить их по-
другому. При этом взрослый демонстрирует вербальные паттерны эффективных форм
общения.
Когда ребенок научится проявлять свой гнев в более приемлемой форме, взрослый начинает
обучать его направлению гнева на объект, без уклонений в сторону. Ребенок должен уметь
высказывать одну основную жалобу (чем он недоволен, что его раздражает и т. д.).
На следующей стадии взрослый учит ребенка выражать свою основную жалобу в вежливой
форме, не обвиняя и не задевая чувства окружающих людей.
И наконец, на последней стадии взрослый обучает ребенка искать конструктивные пути
выхода из сложившейся ситуации.
В оригинале вся лестница состоит из 15 ступеней: нижние четыре ступени, которые
представляют «незрелые паттерны поведения», мы объединили в одну ступень — «А».
Ступень «А» — это пассивно-аг-рессивные формы взаимодействия с окружающими, а также
проявление агрессии в невербальной форме (драки, бросание предметов, нанесение
материального ущерба и т. д.).
Е
D
С
В
Поиск
конструктивного
решения выхода
из создавшейся
ситуации
А Вербальная
агрессия
Высказывание
основной жалобы
в вежливой форме
Пассивно-
агрессивное
поведение
Высказывание
жалоб
(смещение гнева
с вызвавшего
его объекта на
другие)
Рис. 7. Упрощенный вариант «Лестницы гнева» Р. Кэмпбелла
Ступень «В» (в оригинале — следующие пять ступенек) символизирует собой проявление
агрессии в вербальной форме — ругательства, нецензурные выражения, грубость и т. д. Это
еще пока тоже деструктивные паттерны поведения, но уже значительный шаг вперед по
сравнению с предыдущей ступенью — «А».
Ступень «С» (в оригинале — следующие четыре ступеньки) — это сочетание негативных и
позитивных форм поведения. На данной ступени ребенок учится высказывать свои жалобы в
приемлемой форме, но при этом еще допускается смещение гнева с вызвавшего его объекта на
другие объекты, а также выражение жалоб, не имеющих отношения к делу.
Ступень «D» — это образец зрелых форм управления гневом. На этой стадии ребенок
высказывает одну основную жалобу без уклонения в сторону, и делает это в вежливой форме.
Ступень «Е» — это тот идеал, к которому могут стремиться родители и специалисты,
занимающиеся коррекцией поведения ребенка. На данной ступени ребенок пытается найти
конструктивное решение выхода из провоцирующей гнев ситуации.
Следует отметить, что путь продвижения по «Лестнице гнева» вверх длителен и нелегок.
Взрослому нужно, прежде всего, набраться терпения и контролировать свой гнев, используя
позитивные образцы поведения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий